Первая в разделе пророческих книг Библии. Истории Израиля известно много пророков. Иисус называл величайшим из пророков Иоанна Крестителя. Но если говорить о пророках, оставивших после себя книги, то безусловно, величайшим из пророков-писателей окажется Исаия. Его книга — одна из самых любимых книг Библии. Высказывания из нее среди самых известных:
«Если будут грехи ваши, как багряное, —как снег убелю»,
«Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил.»
«младенец родился нам—Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира.»
«Путь праведника прям»
«Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу»
«надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы…»

Пророки писатели в отличие от пророков, не оставивших после себя книг, таких Илья или Елисей, более известны нам не по тому, что они делали, а по тем пророчествам, которые они объявляли и сохранили в книгах. Поэтому, мы мало знаем, кто такой, к примеру, пророк Аввакум или пророк Софония? Какова их жизнь, кем они были, чем занимались, кроме пророчеств? И все же, если не прямые, то косвенные сведения проливают свет как сами пророчества, так и на тех пророков, кто их произносил и записывал.

В книге Исаии содержится много такой информации о жизни Иерусалима и его жителей в восьмом веке до Р.Х., о нравах, существовавших среди иудейской знати, о международных отношениях, о религиозных взглядах народа.
Исаия много говорит о Мессии, грядущем избавителе всего мира, а не только Израиля, и даже о тысячелетнем царстве, в котором «Волк и ягненок будут пастись вместе» и никто не будет причинять страданий друг другу.

Имя пророка значит «Ягве — мое спасение» и даже это указывает на ключевую мысль, проходящую сквозь всю книгу пророка: «рука Господа не сократилась на то, чтобы спасать, и ухо Его не отяжелело для того, чтобы слышать» (59:1). Пророк жил в Иерусалиме и был вхож в царский дворец. Существует предание, что Исаия был двоюродным братом царя Осии, но прямых доказательств этому нет, а только то, что очевидно, он общался с царями и вельможами Иудеи на равных и был курсе событий, происходивших в царском окружении. У Исаии было, по меньшей мере, двое детей, сыновей. Неизвестно, когда умер пророк. Вероятнее всего, после смерти царя Езекии, жизнь которого он описал, во время правления сына Езекии — кровожадного царя Манассии, в последнюю четверть седьмого века до н.э. Раннехристианский писатель Иустин Мученик считал, что послание к Евреям 11:37 описывает смерть пророка: согласно преданию царь Манассия приказал перепилить его.

Служение пророка продлилось по меньшей мере 58 лет — с 739 г. — года смерти царя Осии (о чем сказано в 6 главе) до 681 года, когда умер ассирийский царь Сеннахирим, о чьей смерти сам Исаия оставил запись в 37:38. Он застал правление пяти царей Иудеи: Осии, Иоафама, Ахаза, Езекии и Манассии, но в основном, его контакты с царями касались Ахаза и Езекии.

Книга пророка — одна из самых объемных в Библии — 66 глав. (Легко запомнить, так это количество книг во всей канонической Библии: 39 Ветхого завета и 27 Нового). В ней отчетливо выделяются две части: с 1 по 39, и с 40 по 66 главы. Они настолько разные, что критики Библии решили приписать их двум, а то и трем разным авторам. Так в литературе появился Второисаия и Тритоисаия. К счастью, нам нет нужды тратить время на эти умозрительные конструкции библейских критиков столетней давности, потому что за последние десятилетия библейские ученые привели настолько убедительные аргументы в пользу одного авторства книги, что если кто и верит в существование двух или трех авторов, то не потому, что текст книги дает основание так думать, а потому что сами ученые не верят в сверхъестественное откровение, в возможность предвидения будущего. Чтобы объяснить себе как так случилось, что пророк Исаия за 100 лет до свершившихся событий знал о вавилонском плене и даже назвал по имени персидского царя Кира, такого рода «ученые» просто, не задумываясь, передвигают хронологическую линейку и говорят примерно следующее: «Поскольку в 45 главе упоминается царь Кир, правивший в 6 веке до н.э., то эта часть книги Исаии не могла быть написана пророком, жившим за сто с лишним лет до царя Кира». Это их основная аргументация: этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! К сожалению, даже такой выдающийся ум как Александр Мень не устоял перед искушением верить в трех авторов книги пророка Исаии, так что Второ- и Тритоисаия просочились и в его блестящую книгу о библейских пророках «Вестники Царствия Божьего», которая легла в основание этого подкаста.

Внутренние и внешние свидетельства книги Исаии доказывают, у нее один автор — пророк Исаия. А отличие одной части от другой объясняется тем, что пророк в первой части говорит о настоящем положении Иудеи, призывает народ и царя к покаянию, следованию заповедям Моисея, предупреждает их о неминуемом наказании, а во второй — концентрируется на грядущем избавлении народа спасительной силой Мессии.

Исаия был призван во пророки в год смерти царя Осии, в 739 году. Это было непростое время. Израиль и Иудея оказались между двумя великими державами того времени — Египтом и Ассириек, как между молотом и наковальней. Ассирия приближалась к пику своего могущества, Египет все еще сильный и влиятельный, они стремились нанести другу другу решающий удар. Чрезвычайно трудно было царям Иудеи сохранять в это время нейтралитет, не подключаться ни к египетской, на к ассирийской коалиции царей Востока. Тем более было трудно, учитывая давление внутри собственной страны. К этому времени иерусалимская аристократия разделилась на две партии: проегипетскую и проассирийскую, и обе пытались влиять на царей. Именно в это время Бог призвал Исаию.

Находясь во святилище храма, он увидел явление Господа, восседающего на престоле славы. Видение потрясло его, повергло в ужас.

Горе мне! Погиб я!
Ибо я человек с нечистыми устами,
и живу среди народа с нечистыми устами, —
и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа
(6:3).

Слава Божья была настолько велика, присутствие Всевышнего показало такую ничтожность человеческого могущества, власти и силы, что после этого видения Исаия никогда не придавал слишком большого значения самым влиятельным земным силам. Они — ничто в сравнении с Богом, которому принадлежит Израильский народ. Никаких партий, никаких соглашений с противоборствующими сторонами, никаких союзов — у Иудеи есть Союзник, против которого не сможет устоять ни одна сверхдержава мира.

Исаия понимает, что проблема страны в другом: не в слабых вооруженных силах, не в отсутствии сильных союзников, не в недостаточно высоких крепостных стенах. Страшнее всего то, что Бог из союзника, из защитника может превратиться в противника. В 5 главе, в песне о винограднике пророк сравнивает Господа с заботливым виноградарем, сделавшем все, что только можно было сделать для того, чтобы виноградник, т.е. израильский народ, плодоносил. Бог

ожидал, что он принесет добрые гроздья,
а он принес
дикие ягоды.
(5:2)

Авраама Линкольна спрашивали во время Гражданской войны в США, считает ли он, что Бог на их стороне, на стороне северян, борющихся против рабства. Линкольн ответил: «Я вообще не думаю об этом, потому что знаю, что Бог — на стороне правых. Но вот что является предметом моего постоянного беспокойства и молитвы, чтобы я и мой народ оказались на стороне Господа». Увы, цари и народ Иудеи так не думали. Бог ожидал от них одно, а встретился с противоположным. Никто из пророков не передал эту драму Божьего разочарования сильнее, чем Исаия:

Господь ждал правосудия (МИШПАТ),
но вот — кровопролитие (МИСПАХ);
ждал праведности ( ЦЕДАК’А),
и вот — вопль (ЦЕАК’А).
(5:7).

Обратите внимание на игру слов (мишпат — миспах, цедака — цеака). Они очень похожи по произношению и написанию. Так и внешняя набожность, на первый взгляд, похожа на настоящее благочестие. Человек легко может обмануть себя, думая, что следование религиозным правилам — это то, что ожидает от него Бог. Так и древние современники Исаии решили, что у них все в порядке с Богом, с моралью, с законом. Храм действует, жертвы приносятся, и как-то прошло незамеченным, что моральный компас сбился, люди не видели разницы между добром и злом:

Горе тем,
которые зло называют добром,
и добро злом,
тьму почитают светом и свет — тьмою,
(5:20)
За то преисподняя расширилась
и без меры раскрыла пасть свою,
(5:14)

Пройдена ли точка невозврата? Первые главы книги предсказывают Божий суд над Иудеей. И в шестой главе, пророк спрашивает Бога о сроке, на который его призывают: «Надолго ли Господи?»
«Доколе не опустеют города, и останутся без жителей, и домы без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет.» Таков Божий ответ.

Значит, нет никакой надежды? Тогда зачем пророчествовать, зачем убеждать людей покаяться, обратиться от грехов, искать Бога, следовать Его законам? Не лучше ли сделать как пророк Иона — сбежать на край земли и будь что будет! Кстати, именно история пророка Ионы доказывает, что надежда есть. Столица Ассирии сто лет назад была приговорена к гибели: «Еще 40 дней и Ниневия будет разрушена!» С такой вестью послал Бог пророка Иону. Но ниневитяне покаялись и город был спасен.
«Иногда Я скажу, — позднее откроет тайну Своей воли Бог другому пророку из Иерусалима, Иеремии, — о каком-либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его; но если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему. (Иер.18:7-8).
Есть еще надежда, — убеждает Исаия. — «Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. Да оставит нечестивый путь свой и беззаконник – помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его, и к Богу нашему, ибо Он многомилостив». (Ис.55:6-7)

Если сложить вместе все годы служения разных пророков, то получится, что 200 лет они беспокоили народную совесть, взывали к разуму правителей, прежде чем не пришел суд Божий. Ко времени Исаии у некоторых уже сложилось впечатление, что это всего лишь слова. Сто лет назад их отцы уже слушали подобные предупреждения от Иоиля и ничего страшного не произошло. То же самое следует ожидать и впредь. А если Исаия на самом деле прав, то
Пусть Господь поспешит
и ускорит дело Свое,
чтобы мы увидели,
чтобы мы узнали, –
(5:19)

Вы призываете его? Он придет, когда вы не думаете:

грядет День Господа Саваофа
на все гордое и высокомерное,
и на все превознесенное, —
и оно будет унижено.
И падет величие человеческое, и высокое людское унизится,
и один Господь будет высок, в тот день.
(2:12,17)
Ах, «не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло». (Еккл.8:11) Это мы еще от Соломона узнали.

Вскоре после призвания Исаии, царем стал сын Осии Иоафам. Царю Иоафаму удалось пролавировать между сверхдержавами, но правил он недолго, менее шести лет, и вскоре на престол Иудеи взошел неопытный двадцатилетний юноша Ахаз. Проегипетская коалиция, к которой принадлежали Сирия и северное еврейское царство Израиля, попыталась убедить Ахаза выступить заодно с Египтом против Ассирии. Ахаз не соглашался, и тогда под стенами Иерусалима появились войска Сирии и Израиля. Ахазу едва удалось сохранить столицу. Ахаз потерял половину своей армии, и если бы не Бог, и вторая половины была бы уведена в плен. В этот отчаянный момент именно Божье вмешательство через малоизвестного нам пророка Одеда, спасло страну от полного разгрома: смелый проповедник из Самарии потребовал от своего царя вернуть пленных иудеев домой, в Иерусалим.
Бог отправил на помощь Ахазу еще одного пророка, на этот раз Исаию, с обнадеживающей вестью:

Наблюдай и будь спокоен;
не страшись и да не унывает сердце твое
от двух концов этих дымящихся головней.
Сирия, Ефрем умышляют против тебя зло,
но Господь Бог так говорит:
это не состоится
и не сбудется.

Видя нерешительность царя, пророк добавил:
Но,
если вы не уверуете,
то не устоите.
(7:4-5,7,9)

Ох, не зря Исаия обратил внимание на недоверчивую натуру Ахаза. Да и что удивляться, иудейский царь в душе давно уже превратился в закоренелого язычника, только для виду прикрывающегося благочестивыми словами.
Это тот самый царь, которых покрыл страну статуями Ваала и в суеверной надежде умилостивить богов “провел через огонь” собственных детей. Этой фразой, мало о чем говорящей современному читателю, библейские авторы описывали отвратительный жестокий обычай сожжения младенцев на жертвенниках ханаанского бога Молоха. И этому царю Бог предлагает:
Проси знака, знамения, любого и Я докажу тебе, что спасу Иерусалим.

Но Ахаз отказался даже обращаться к Богу:
“Не буду просить и не буду искушать Господа”. За этой благочестивой фразой стояло скрытое презрение к Богу: “Нет смысла обращаться к Богу! Он никогда не поможет! Он — слабый и бессильный! У меня есть вариант получше!”

Исаия вознегодовал:

Разве мало для вас испытывать терпение людей,
что вы хотите испытывать терпение Бога моего?
Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве примет и родит Сына,
и нарекут имя Ему: Эммануил («С нами Бог») .
Прежде, нежели этот младенец
будет разуметь отвергать худое и избирать доброе,
земля та, которой ты страшишься,
будет оставлена обоими царями ее. ( 7:1.3-17 )

Спустя 750 лет апостол Матфей отнесет это пророчество к рождеству Иисуса Христа. Тогда же для царя Ахаза смысл пророчества заключался в том, что в течение ближайших лет, необходимых для того, чтобы любой ребенок постиг простейшие принципы добра и зла, цари Дамаска и Самарии потеряют свою власть и угроза с их стороны исчезнет. Нужно только продолжать уповать на Божью защиту.

Божья помощь? Ахаз меньше всего рассчитывал не это. А каков же был его вариант?
И послал Ахаз послов к Феглаффелласару (Тиглатпаласар III), царю Ассирийскому сказать: раб твой и сын твой я: приди и защити меня от руки царя Сирийского и от руки царя Израильского. (4Цар.16:7)

Это была катастрофа. Услуги ассирийских царей никогда не были бескорыстны и Исаия понял, что вслед за Сирией и Израилем, кого так панически боится иудейский царь, наступит черед самого Иерусалима. Помощь Господа была отвергнута и тогда Бог послал другое знамение. Вместо Эммануила — символа Божьего спасения, Исаия дал своему новорожденному сыну странное имя — Магер-шелал-хаш-баз: Спешит-грабеж-скорая-добыча.

Ибо прежде, нежели дитя будет уметь выговорить:
отец мой, мать моя,
богатства Дамаска и добычи Самарийские
понесут перед царем Ассирийским. (8:4 )
И он не удовлетворится только Сирией и Израилем:
Наведет Господь на Иудею реки бурные и большие —
царя Ассирийского и наводнит ее.
(8:7).

В 733 г. воины Тиглатпаласара III появились у стен Самарии и Дамаска. Во время осады, в израильской столице произошел очередной дворцовый переворот, возглавляемый Осией, сыном Элы. Об этом событии Тиглатпаласар оставил запись: “Земля Амврия (так ассирийцы называли Израиль) свергла царя Факея, и я поставил там Осию царем. Я получил от них 10 талантов золота и 1000 талантов серебра”.
Не меньше затребовал Тиглатпаласар от Ахаза. Не имело значения, враг ли ты или друг — ассирийцы со всеми обращались как с рабами. Так же высокомерно они приняли и иудейского царя Ахаза в ставке Тиглатпаласара. Иудею обложили огромной данью, которая опустошила царскую казну. Потрясенный величием северного повелителя, Ахаз со страхом и завистью смотрел на непобедимую армию Ассура: вот оно, зримое превосходство ассирийского бога Бэла над Ягве, Богом Израиля, — думало сердце Ахаза, обрезанного по плоти, но язычника по духу.
Возвратившись в Иерусалим, Ахаз нанес непоправимый ущерб храму, изменяя его устройство и убранство в угоду Тиглатпаласару. Храм, слава Соломонова царства, превратилась в типичное языческое капище Востока.
2 Паралипоменон 28 глава объясняет, почему Ахаз поступал так. Он думал, что раз те боги помогают народам Севера, то если их умилостивить, то они помогут и ему. И в первое время, казалось, что происходит именно так, как рассчитывал Ахаз.

Мы заключили союз со смертью, — похвалялись в Иерусалиме, —
и с преисподнею сделали договор:
когда всепоражающий бич будет проходить,
он не дойдет до нас.
(28:15).

Подобные настроения царили в соседней Самарии, где местная знать во главе с ассирийским ставленником царем Осией, чувствовала себя под покровительством Ассирии как за каменной стеной. Общество утрачивало нравственные ориентиры, слово пророка вызывало только насмешки:
“Кого хочет он учить ведению?
И кого вразумлять проповедью?”
По твоим заповедям могут жить только невинные младенцы, у которых не обсохло еще молоко на губах. К чему эти строгости? Принципы? Мы же — взрослые люди и должны понимать, что жизнь сложнее догм:

Заповедь на заповедь,
заповедь на заповедь,
правило на правило,
правило на правило,
тут немного и там немного.
(28:9,10)

Иначе не проживешь!

Речи пьяных вельмож в изложении пророка Исаии на еврейском языке напоминают лай собак –
Цав лацав,
цав лацав,
Кав лакав,
Кав лакав, –
они вызывали отвращение и отчаяние.

Но чем ближе конец, тем явственнее открывается пророку истина о спасении через Мессию. Самария — северный Израиль — уже обречен. Иерусалим — южный Израиль, Иудея — близится к неминуемому концу. В них нет спасения. Они погибнут. От них останутся одни развалины.

Надежда пророка Исаии на истинного Архитектора и Строителя, которым является сам Творец:

Так говорит Господь Бог:
вот, Я полагаю в основание на Сионе камень, —
камень испытанный, краеугольный, драгоценный,
крепко утвержденный:
верующий в него не постыдится.
(28:16,18)

Этот краеугольный камень, напишет апостол Петр в Первом послании, цитируя пророка Исаию, никто иной, как наш Господь Иисус Христос — основание и драгоценность нашей жизни.

Это тот самый Спаситель, который прийдет в мир как Младенец из 9 главы Исаии, — Младенец, вырастающий в Чудного, Советника: Бог крепкий. Отец вечности, Князь мира.
Умножению владычества Его и мира
нет предела.
(9:6,7)

Тем временем, в 727 году умер Тиглатпаласар и самарийский царь Осия подумал, что наступил благоприятный момент для восстановления независимости. Он попытался заручиться поддержкой Египта, однако египтяне и на этот раз оставили своих союзников в одиночестве. Осия был схвачен и 725 году ассирийские воины вернулись под стены Самарии. Три года израильтяне терпели лишения и голод, пока к власти в Ниневии не пришел новый царь — Саргон, по слухам, менее жестокий, чем его предшественник, Салманассар. Изможденные защитники столицы сдались на милость победителям. Шел 722 год до Р.X.
Падение Израиля было окончательным. После ассирийского нашествия 10 колен были рассеяны по обширной территории Ассирийского царства и никогда более не возвращались в Палестину. Их земли заселила безликая масса «подданных царя», забывших национальные корни. Переселенцы приняли язык и религию прежних хозяев, однако это не сблизило их с иудеями — восстановленное святилище Вефиля и множество сохранившихся языческих обычаев воздвигло прежнюю стену религиозной несовместимости Севера и Юга.

Катастрофа израильского государства несколько отрезвила южных соседей Израиля. Последние годы рядом с Ахазом на троне соправителя восседал его сын Езекия. Со смертью отца в 716 году, Езекия обрел полноту царской власти. Похоже, что он понимал ее не столько, как привилегию делать, что ни пожелаешь, сколько как ответственность перед Богом и Его народом, в полном соответствии с моисеевой заповедью. Библия дает чрезвычайно высокую оценку молодому царю:
“И делал он угодное в очах Господних во всем так, как делал Давид… на Господа Бога Израилева уповал он; и такого, как он, не бывало между всеми царями Иудейскими и после него и прежде него”.(4Цар.18:3-5).

Используя царские полномочия, он уничтожил все множество идолов поставленных по стране при Ахазе, в основном восстановил храм и в первый же год объявил о праздновании Пасхи. В отличие от предыдущих лет, иудеи должны были прийти на поклонение в Иерусалим, а не вкушать пасхального агнца дома. К радости Езекии сопротивление ревнителей старых обрядов было незначительным, может быть потому что, как считает Александр Мень, на его стороне был пророк Исаия. Царь понимал, что без религиозного просвещения невозможно истинного богопочитания. Он проявил особое внимание труду переписчиков, занимавшиеся сохранением и копированием священных книг. Со временем их даже стали называть «мужами Езекии». Благодаря их усилиям сохранились древние тексты, написанные Моисеем, Самуилом, Давидом и Соломоном. В народе постепенно оживал дух веры, а вместе с ним улучшались нравственность и условия жизни. Царь укротил всевластие чиновников, умерились взятки, уменьшились поборы, бедные земли вздохнули с облегчением.
Ассирийская армия уже несколько лет не появлялась в Палестине, правители окрестных земель Эдома, Моава, города-государства Ашдод (в синодальной Библии “Азот”) убеждали иудеев присоединиться к их союзу и совместно с могучей армией Египта окончательно сбросить ассирийское иго. Высокопоставленный чиновник царя, писец Севна (Шебна), привел аргументы, которые показались Езекии более весомыми, чем пророчества Исаии.

Мало сказать, что Исаия был сильно огорчен. Он видел, как рушится с таким трудом восстанавливаемое благоденствие Иуды, но не представлял, что можно было бы еще сделать для отрезвления царя. И снова Бог заговорил через Исаию, но так, как никогда не говорил прежде.
В один из дней 711 года на улицах Иерусалима появился новый юродивый, нагой и босой. Внимательно приглядевшись, прохожие ужасались: это был Исайя! Что случилось? Неужели душа его не вынесла тяжести откровений грядущего суда и он лишился рассудка? Три года пророк смущал жителей Иерусалима своим видом, постоянно напоминая им о бесплодности надежд на Египет и его союзников:

Сказал Господь:
Так поведет царь Ассирийский
пленников из Египта
и переселенцев из Эфиопии,
молодых и старых,
нагими и босыми,
и с обнаженными чреслами,
в посрамление Египту.
И скажут в тот день жители этой страны:
вот, каковы те, на которых мы надеялись!
(20:4,6)

Горе непокорным сынам —
говорит Господь, –
которые делают совещания, но без Меня,
и заключают союзы но не по духу Моему.
Не вопросив уст Моих, идут в Египет.
Но сила фараона будет для вас стыдом,
ибо помощь Египта будет тщетна и напрасна.
(30:1-3,7).

Горе тем, которые идут в Египет за помощью, надеются на коней и полагаются на колесницы, потому что их много, и на всадников, потому что они весьма сильны, а на Святаго Израилева не взирают и к Господу не прибегают! (Ис.31:1)

Езекия то прислушивался к голосу пророка, то успех кружил ему голову и он начинал вести тайные переговоры против Ассирии. К четырнадцатому году своего правления он уже давно не платил дань Ниневии.

В 701 году, новый царь Ниневии Синахериб (Сеннахирим) отправился в своей третий военный поход, на этот раз покорять юг. Он взял Финикию, Филистимскую землю, разбил войско фараона и победителем вступил в Иудею. Города вокруг Иерусалима были разрушены и разграблены. 200 тыс. человек были захвачены в плен, если верить ассирийским документам.
Езекии ничего не оставалось, как униженно просить мира на любых условиях. Тонна золота и 9 тонн серебра — в такую сумму обошлась иудейской казне очередная авантюра проегипетской партии писца Севны.
Во что вас бить еще? — удивлялся пророк.
От подошвы ноги до темени головы нет здорового места!
(1:2-6).

Однако, зарвавшемуся царю Ниневии этого было мало. Он решил унизить не только Езекию, но и Бога небесного, которому тот служил. Здесь, в книге пророка Исаии, история ассирийского нашествия подробно описывается в главах с 36 по 38 и они почти слово в слово совпадают с главами с 18 по 20 Четвертой книги Царств. Поскольку 4 Царств писалась в более позднее время, вероятнее всего, Исаия является автором этого описания, которым составитель книг царей воспользовался в качестве источника.
Оскорбления Божьего имени стоили Сеннахириму победы и жизни своей армии. Исаия передал паникующему Езекии утешительную весть свыше:

Не войдет он в этот город,
по той же дороге, по которой пришел,
возвратится.
(37:33,34)
И вскоре,

“В одну из ночей:
Пошел Ангел Господа и поразил в стане ассирийском 185 тысяч. И встали поутру, и вот, все тела мертвые. И возвратился Сеннахирим”. (Ис. 37:36).

Позорная неудача непобедимого войска не осталась незамеченной в мире, несмотря на попытку ассирийцев замолчать это событие. Когда 200 лет спустя великий историк Геродот описывал поход Сеннахирима, то объяснил гибель воинов чумой, перенесенной мышами. Может быть Бог послал мышей в качестве Своих ангелов?

Бурные события не прошли бесследно для Езекии: он тяжело заболел. Создается впечатление, что царь сделал все, что мог и к этому времени исчерпал себя. Исаия предложил ему приготовиться к смерти, но вместо достойного перехода в вечность, царь впал в депрессию. Он умолял Бога продлить себе жизнь и добился-таки 15 летней отсрочки. Увы, эти годы едва не перечеркнули все те достижения, которыми прославился Езекия.

А после гибели ассирийской армии в Иудее, Езекия в глазах правителей тогдашнего мира приобретает особый вес. В Иерусалим направляются послы с далеко идущими намерениями. Среди них — дипломаты из Вавилона. Польщенный вниманием вавилонян, Езекия теряет осторожность, показывает послам из-за Евфрата все богатства, открывает все ресурсы страны. Исаия удивлен неразумием царя, где же его былая мудрость и осторожность?

Придут дни, — предостерегает он Езекию, — и взято будет все, что в доме твоем, в Вавилон, ничего не останется, говорит Господь. (Ис.39:6)

Снова Исаия возвращает нас к теме первых глав свей книги: “Удалит Господь людей, и великое запустение будет на этой земле” (Ис.6:12). Успешные реформы Езекии были лишь кратковременным облегчением.

Тут мы переходим ко второй части книги пророка Исаии — мессианской, книге избавления, с 40 по 66 главы.

Не случайно Исаию называют ветхозаветным евангелистом — его служение несет на себе явную мессианскую печать. И в этом плане не является исключением само призвание пророка — оно очень похоже на новозаветное обращение и рождение свыше. Господь потряс Исаию величием Своей славы не для того, чтобы погубить его, но чтобы пробудить в нем сознание собственной греховности и нужды в спасении. Помните его “горе мне!”, “погиб я!”? Как человек, прошедший через опыт духовного возрождения, Исаия поставил точный диагноз духовной болезни человечества, указал на подлинную причину наших бесконечных бед. Бог, любящий людей с самого момента творения, не изменился,

рука Господа не сократилась на то, чтобы спасать
и ухо Его не отяжелело для того, чтобы слышать.
Но беззакония ваши произвели разделение
между вами и Богом вашим.
(59:1-2)

Беззаконий и грехов — великое множество: они багряны, кроваво-красны, они тесно следуют друг за другом, удушают нас своей теснотой, потому люди ходят во тьме, между живыми, как мертвые и, в конце концов погибают. Никто не в состоянии с ними совладать:
Все мы сделались, как нечистый
и вся праведность наша, как запачканная одежда.
(64:6)

Где же найти спасение?

Безусловно, обладая даже самым проницательным умом, Исаия никогда не смог бы сам приблизиться к тайне искупления, но Бог, всякий день простирающий к непокорному народу руки, приоткрыл пророку путь спасения. Спасение захотят обрести не все, скорее всего, очень немногие. Это Исаия понял давно, назвав сына своего Шеарясув («остаток обратится к Богу»). Он сравнивает израильский народ с деревом, которое срублено под корень. Но даже оно, благодаря невидимому, но живому корню, имеет надежду. От корня вырастет мессианская ветвь, которая олицетворяет спасение не только для еврейского народа, но и всех народов мира, ищущих спасение у Мессии.

И произойдет Отрасль от Корня Иессеева,
и почиет на Нем Дух Господен,
дух премудрости и разума, дух ведения и благочестия.
Он будет судить бедных по правде,
и жезлом уст Своих поразит землю
и духом уст убьет нечестивого.
И будет в тот день к корню Иессееву, который станет как знамя народов, обратятся язычники.
(11:1-4,10)

Среди этих язычников окажутся даже люди из народов — злейших врагов Израиля –
египтяне вместе с ассириянами будут служить Господу
Господь благословит землю, говоря:
благословен народ Мой – египтяне,
и дело рук Моих — ассирияне,
и наследие Мое – Израиль
(19:23,25).

Можно только догадываться насколько фантастически неправдоподобно звучали эти пророчества в городе, осажденном ассирийцами и преданном египтянами. В этом — сила истинного пророчества. Оно раздвигает горизонты, оно дает людям зрение невидимого, оно дает возможность почувствовать вкус невозможного.

Будущее царство Мессии приобретает определенные контуры в сознании пророка. Это наднациональное духовное поклонение Богу, в котором царит полный Мир – шалом, которое переполнено познанием Господа. Он уже понимает, что путь к этому царству праведности – не путь насилия. Но каким же образом наш безумный, полный мерзости, беззаконий, страдания мир преобразится в светлое царство Мессии?

Прежде всего, Мессия прийдет на землю Израиля. Но Он явится не как могущественный восточный деспот типа Тиглат-паласара, который как бульдозер перепахивает всю землю. Нет, Мессия прийдет не как завоеватель, и даже не как незванный гость. Он явится как кроткий слуга, Отрок, который
“не возопиет и не возвысит голоса Своего,
трости надломленной не переломит,
и льна курящегося не угасит” (Ис.42:1).

Его приход легко не заметить, поэтому очень важно приготовить путь Господу.
“Прямыми сделайте в степи стез`и Боту нашему, — убеждает Исаия, —
и явится слава Господня,
и узрит всякая плоть спасение Божие”.
(40:3,5).

Здесь, пророку открывается такая тайна искупления, которую никто до него никогда не видел еще так отчетливо: Мессия искупит народ ценой собственной жизни, Он окажется жертвенным агнцем, несущим на себе грехи всего мира. 53 глава — это апофеоз мессианского откровения книги пророка Исаии:

“Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.

Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание…
…мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом… А Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; …Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились”.

Исаия настолько точно говорит о смерти и страданиях Иисуса Христа, о распятии, о погребении, что кажется, он лично присутствовал на Голгофе, был очевидцем пыток, а не жил в Иерусалиме за 700 лет до Рождества Христова. 53 глава по сей день является камнем преткновения для тех евреев, которые, чтя Бога, пытаются проигнорировать Его план спасения. Они либо проскальзывают мимо этой главы, либо истолковывают ее самым неудачным образом, говоря, что под страдающим отроком здесь подразумевается израильский народ.
Вот уж поистине, “камень, отвергнутый строителями, сделался главою угла”. После такой цены, уплаченной за наше освобождение из под власти греха, более жестокой, чем власть ассирийских тиранов, любые претензии на самоизбавление и самоправедность, по меньшей мере неуместны, а по большей — являются оскорблением Мессии, уничижением Его подвига.

За ничто вы были проданы, —
говорит Господь,
и без серебра будете выкуплены.
(52:3).

Нет, не даром далось нам спасение. Но и не нашими усилиями, “не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца”, — сказал об этой цене апостол Петр.

“С чем предстать мне пред Господом, преклониться пред Богом небесным?” — спрашивает пророк Михей, служивший в то же самое время, что и Исаия. — “Предстать ли пред Ним со всесожжениями, с тельцами однолетними? Разве дам Ему первенца моего за преступление мое и плод чрева моего – за грех души моей?” (Михей 6:6-7)

“Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне?
Чашу спасения приму и имя Господне призову”. (Пс.115:3-4)

Да, соглашается Исаия, именно так нужно реагировать на Божий призыв ко спасению: пейте чашу спасения!

Жаждущие! Идите все к водам,
даже и вы у которых нет серебра
идите, покупайте и ешьте.
Придите ко Мне
и жива будет душа ваша!
(55:1-3).
Спасение не относится только к израильтянам:
Ко Мне обратитесь и будете спасены все концы земли!
(45:22)
Господь Бог, собирающий рассеянных израильтян, говорит:
к собранным у него
Я буду еще собирать других,
ибо дом Мой назовется
домом молитвы для всех народов.
(56:8,7)
Божье спасение не только изменит жизнь верующих людей, оно преобразит саму землю:
Вот, Я творю новое небо и новую землю, —
говорит Господь, —
и прежние уже не будут вспоминаемы и не придут на сердце.
(65:17).
В этом царстве Мессии “волк и ягненок будут пастись вместе…: они не будут причинять зла и вреда на всей святой горе Моей, говорит Господь. (65:25)
Центром духовной жизни обновленного мира станет Новый Иерусалим, где не будет нужды в солнце и луне, ибо
Господь будет вечным светом его, ибо Бог будет славою его.
(60:19).

Аудиоверсия. Подкаст