В Библии эта книга находится сразу после книги пророка Исаии. Исаия, если верить древнему преданию, был казнен по приказу Манассии. Зная, что Библия говорит о Манассии, и зная, что такой человек как Исаия не мог остаться незамеченным, то нетрудно согласиться с преданием, ведь это именно Манассия “пролил… весьма много невинной крови, так что наполнил ею Иерусалим от края до края” (4Цар.21:16). Но этого было мало нечестивому сыну благочестивого царя Езекии. Манассия со всей страстью предавался оргиастическим ханаанским культам. В его лице воскресли Иезавель и Ахав, насадившие в Израиле религию Ваала и Астарты.
Реформы Езекии были повернуты вспять, столица кишела жертвенниками ханаанских богов, они заполонили место во дворах и в самом Божьем храме, так что Иерусалим впору было называть Иеру-Ваалом.
Манассия не забыл принести в жертву кровожадным богам и своего сына, “гадал, и ворожил, и завел вызывателей мертвецов и волшебников”, трудно было найти какой-либо еще отвратительный культ, который не внедрил бы фанатичный царь.
Этот человек правил Иудеей 50 лет. И хотя к концу жизни Манассия был отведен в ассирийский плен, где и покаялся, это мало что изменило в стране. Сын его Амон “ходил тою же точно дорогою, которою ходил отец его” (4Цар.21:21).
Только в 622 году, когда внуку Манассии, царю Иосии исполнилось 26 лет, страна начала понемногу освобождаться от языческого засилья.

Нельзя сказать, чтоб иудейский народ сильно страдал по поводу ханаанских культов. Были они красочны, сексуальны, жизнерадостны (как сказали бы сейчас в телевизионном репортаже), даже человеческие жертвы не воспринимались так трагически. Не воспринимается же сегодня трагически тот факт, что каждый год народы мира отдают на алтарь смерти несколько миллионов детей, абортируя их еще до рождения. Так что, как сейчас, так и тогда, большинство предпочитало просто жить, получать удовольствие, стараясь особо не морочить себе голову вопросами морали и истины.

Примерно в такой обстановке появился на свет и был воспитан Иеремия, сын священника из иерусалимского предместья. Городок Анафоф, в котором он вырос, был населен священниками и левитами, потому нравы там должны были быть получше, чем в больших городах, и молодой священник чувствовал себя вполне комфортно. А может быть там было больше лицемерия? Как ты то ни было Иеремия мог устроиться в жизни неплохо: не очень денежная должность, но достаточная, чтобы не нуждаться, служение в столице, женитьба, большая семья и надежда на спокойную старость. Ни-че-го этого не произошло.

На 13-й год царствования Иосии, Бог призвал Иеремию быть «пророком для народов». В этот раз не было внушающего священный ужас присутствия Всемогущего, как у Исаии, может поэтому молой священник отчаянно сопротивлялся: “Я же молод!” Но Бог сказал ему: “не говори: „я молод»; ибо ко всем, к кому пошлю тебя, пойдешь, и все, что повелю тебе, скажешь”. Он сразу предупредил молодого священника о том, что его будущее это жизнь постоянной борьбы и конфликтов почти со всеми людьми:
“Я поставил тебя ныне укрепленным городом и железным столбом и медною стеною на всей этой земле, против царей Иуды, против князей его, против священников его и против народа земли сей. (Замечаете? — Против всех. — П.Н.) Они будут ратовать против тебя, но не превозмогут тебя… Встань, и скажи им все, что Я повелю тебе; не малодушествуй пред ними, чтобы Я не поразил тебя в глазах их”.
(1:7, 18-19, 17)

С какой вестью Бог направил молодого священника к еврейскому народу? Во 2 и 3 главах содержатся первые пророчества Иеремии. Они напоминают прозвучавшее в Самарии сто лет назад пророчество Осии об Израиле как неверной жене. Тот же самый образ сейчас Бог применяет к иудеям. Так же как и северные 10 колен Израиля изменили Богу, подобным образом, а то и хуже, южные колена Иуды и Вениамина прелюбодействуют с богами других народов.

Как можешь ты сказать:
`я не осквернил себя,
я не ходил во след Ваала?
Посему, хотя бы ты умылся мылом и много употребил на себя
щелоку, нечестие твое отмечено предо Мною, говорит Господь Бог.
(2:23,22)

Это обличение со стороны выглядит как преувеличение, если учесть, что именно в эти годы, иудейский царь Иосия делал очень многое для духовного возрождения народа и люди, как будто бы покаялись. “Нечестие твое отмечено”, Иеремия употребляет здесь слово “катам”, которое обозначает надписи и знаки, высеченные на камне. Перемены в народе явно остались поверхностными.

Грех Иуды написан железным резцом, алмазным острием начертан на скрижали сердца их (17:1).

Мало совершать внешние церемонии, блюсти правила обрезания:

Обрежьте себя для Господа, и снимите крайнюю плоть с сердца вашего. (4:4)

Мало очищать землю от зла, – говорил Иеремия, —
Смой злое с сердца твоего, Иерусалим, чтобы спастись тебе:
доколе будут гнездиться в тебе злочестивые мысли?
(4:14)

Народ вполне устраивала такая поверхностная реформация, которая не затрагивала их глубинных языческих привязанностей. Священники тоже были не против поддерживать видимость благочестия.

Изумительное и ужасное совершается в сей земле:
пророки пророчествуют ложь,
и священники господствуют при посредстве их,
и народ Мой любит это.
(5:31).

НАХОДКА ЭПОХИ
Прошло еще 5 лет и царь Иосия предпринял новое важное дело – капитальный ремонт храма в Иерусалиме. За 300 с лишним лет своего существования он обветшал, и вдобавок к тому был изуродован перестройками Ахаза и Манассии. Во время работ священник Хелкия обнаружил какой-то древний свиток. Оказалось, это была книга Закона Божьего! Хелкия поспешил к царю и тот познакомился с ее содержанием:

Если ты… будешь слушать гласа Господа Бога твоего,тщательно исполнять все заповеди Его… то Господь Бог твой поставит тебя выше всех народов земли; и придут на тебя все благословения сии и исполнятся на тебе, если будешь слушать гласа Господа, Бога твоего…
Если же не будешь слушать гласа Господа Бога твоегои не будешь стараться исполнять все заповеди Его и постановления Его, которые я заповедую тебе сегодня, то придут на тебя все проклятия сии и постигнут тебя… Предаст тебя Господь на поражение врагам твоим; одним путем выступишь против них, а семью путями побежишь от них; и будешь рассеян по всем царствам земли. (Второзаконие 28)

Иосии стала ясна причина бесконечных бед Иудеи и гибели северного царства Израиля: на него нашли все проклятия, которые обещаны в этой книге нарушителям закона! Открытие настолько потрясло царя, что он разодрал одежды в знак глубокого покаяния перед Богом. Иосия созвал весь народ в иерусалимский храм и сам прочитал им все слова из книги закона, все благословения и проклятия. Там он призвал иудеев возобновить завет с Господом. Тогда же был отмечен всенародно праздник Пасхи так, как не помнили со времен Самуила. Пророк Иеремия поддержал усилия царя по проповеди закона:

Слушайте слова завета сего
и скажите мужам Иуды и жителям Иерусалима;
и скажи им: так говорит Господь, Бог Израилев:
проклят человек, который не послушает слов завета сего.
(11:2-3)

Однако более активное участие в реформах Иосии пророк не принял. Может быть, он видел, что народ воспринимает их поверхностно, соглашается с ними устами, а не сердцем.

Лукаво сердце человеческое более всего
и крайне испорчено;
кто узнает его? (17:9)

ГИБЕЛЬ ИОСИИ
В 612 году в точности исполнилось пророчество Наума о гибели Ниневии. Вавилоняне и мидийцы, при поддержке скифов и киммерийцев после долгой осады захватили столицу Ассирии, разрушили ее и положили конец ее 1000-летнему существованию.

Египетский фараон Нехао II не замедлил воспользоваться удобным случаем для восстановления египетского контроля над Палестиной и Сирией. Когда царь Иосия узнал о походе египтян на север, то расценил это, как угрозу для Иудеи и вступил в сражение, но не рассчитав силы погиб. Еврейская армия разбежалась, а вся страна находилась в шоке: лучший за многие годы царь и погиб так скоро? И Иеремия тоже был очень опечален. В 35 гл. 2 Паралипоменон сказано, что пророк оплакал Иосию в песне, ставшей известной по всей стране.
После Иосии стать царем должен был Елиаким, однако, народ отдал предпочтение Саллуму. Последний принял тронное имя — Иоахаз, в переводе “Господь крепкий”. Может быть этим самым Саллум хотел сказать, что он будет продолжать линию своего отца Иосии. Нехао объявил, что над Палестиной восстанавливается власть Египта. Иоахаз вынужден был ехать на поклон фараону, чем также воспользовался Елиаким. Ему удалось склонить Нехао на свою сторону и тот утвердил его царем Иудеи с новым именем Иоаким. Это имя значило: “Тот, кого поставил Господь” и звучало оно особо цинично, учитывая то обстоятельство, что Елиаким бы египетским ставленником и слугой. Соответственно, 25-летний царь не слишком был озабочен духовными вопросами. Он любил роскошную жизнь и занимался помимо увеселений перестройкой царского дворца. Жизнь подтвердила опасения Иеремии: религиозная реформа Иосии оставила без изменений сердца людей и когда наступило другое время, они с легкостью обратились к прежним “святыням”. И опять пророчества Иеремии полетели как огненные стрелы, разя в самое сердце религиозных лицемеров.

ЧЕЛОВЕК, ССОРЯЩИЙСЯ СО ВСЕЙ ЗЕМЛЕЙ

Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев:
исправьте пути ваши и деяния ваши,
и Я оставлю вас жить на сем месте. Не надейтесь на обманчивые слова:
`здесь храм Господень, храм Господень, храм Господень’.
Как! вы крадете, убиваете и прелюбодействуете,
и клянетесь во лжи и кадите Ваалу…
и потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сем,
над которым наречено имя Мое, и говорите: `мы спасены’,
чтобы впредь делать все эти мерзости.
(Иеремия 7:3-10)

Слушатели были возмущены до предела, особенно неистовствовали служители храма: “Смерть ему! — кричали они, — он пророчествует ‘против Иерусалима и Божьего дома!”

Господь послал меня пророчествовать, — отвечал Иеремия, — против дома сего и против города сего все те слова, которые вы слышали; итак исправьте пути ваши и деяния ваши и послушайтесь гласа Господа Бога вашего, и Господь отменит бедствие, которое изрек на вас; а что до меня, вот — я в ваших руках; делайте со мною, что в глазах ваших покажется хорошим и справедливым; только твердо знайте, что если вы умертвите меня, то невинную кровь возложите на себя и на город сей и на жителей его; ибо истинно Господь послал меня к вам сказать все те слова в уши ваши’. (26:12-15)

Речь пророка несколько охладила пыл толпы. Более того, князья и старейшины вступились за Иеремию перед религиозными авторитетами. Те настаивали на казни пророка, а эти ссылались на примеры других пророков, таких как Михея, уже предупреждавших жителей Иерусалима о будущем разрушении города.
Не раз в истории мы встречаемся с тем, что религиозные лидеры гораздо более нетерпимы, чем светские руководители. Так было при пророках, так было во времена Иисуса Христа, так было и сейчас есть в России, когда главными инициаторами преследований инакомыслящих, начиная от новгородских стригольников и заканчивая современными евангельскими христианами, были и остаются представители господствующей религии.
На этот раз Иеремия избежал смерти, однако о какой-либо популярности в народе или хотя бы нормальных отношениях с людьми не могло быть и речи. Все его слова были направлены против: против священников, против пророков, против народа, против Иерусалима, против храма… Более трудной задачи, видимо, не было ни у кого из пророков. Иеремия бесконечно уставал. Никто не любил его. Даже в родном городе нашлись люди, которые подложили яд в пищу пророку, надеясь избавиться от пророка, позорящего по их мнению, священнический город Анафоф (11:19).

Горе мне, — жаловался Иеремия матери, которая вероятно единственная на земле продолжала любить пророка, — ты родила меня человеком, который спорит и ссорится со всею землею, все проклинают меня (Иер.15:10)

Пророк уже подумывал, за свое ли дело он взялся, не лучше ли успокоиться и замолчать:

Ибо лишь только начну говорить я, —
кричу о насилии, вопию о разорении,
потому что слово Господне обратилось в поношение мне и в повседневное посмеяние.
И подумал я: `не буду я напоминать о Нем
и не буду более говорить во имя Его';
но было в сердце моем, как бы горящий огонь,
заключенный в костях моих,
и я истомился, удерживая его, и не мог.
(Иеремия 20:8-9)

Кто нес хоть немного служение Богу, тот не осудит Иеремию за то, что однажды, во время глубочайшего кризиса, он сказал:

Проклят день, в который я родился!
день, в который родила меня мать моя!…
Проклят человек, который принес весть отцу моему и сказал:
`у тебя родился сын’, и тем очень обрадовал его.
И да будет с тем человеком, что с городами, которые разрушил Господь и не пожалел;
да слышит он утром вопль и в полдень рыдание
за то, что он не убил меня в самой утробе — так,
чтобы мать моя была мне гробом.
(Иеремия 20:14-17)

Но преодолевая самого себя, Иеремия шел и снова проповедовал:

Так говорит Господь:
вот, Я готовлю вам зло и замышляю против вас;
итак обратитесь каждый от злого пути своего
и исправьте пути ваши и поступки ваши.
Но они говорят:
`не надейся; мы будем жить по своим помыслам
и будем поступать каждый по упорству злого своего сердца’.
(Иеремия 18:11)

Горько становилось пророку: неужели народ обречен?
Разве нет бальзама в Галааде? Разве нет там врача?
Отчего же нет исцеления дочери народа моего?
(8:22)
О, кто даст голове моей воду, и глазам моим — источник слез!
Я плакал бы день и ночь о пораженных дщери народа моего.
(9:1)

ГИБЕЛЬ ИЕРУСАЛИМА

После гибели Ниневии в 612 году, остатки ассирийской армии бежали в Харран и позднее основали новую столицу в Кархемисе. Оттуда новый царь ассирийцев Асурбалит запросил Египет о помощи. В 605 году состоялось сражение под Кархемисом, которое определило судьбу Среднего и Ближнего Востока на последующее столетие. В этой битве вавилоняне нанесли поражение объединенным армиям Ассирии и Египта. Стало ясно, что появление вавилонских отрядов в Палестине всего лишь вопрос времени. Иеремия также понимал, что это не случайное стечение обстоятельств, а наступление дня Божего суда для Иудеи и Иерусалима. Навуходоносор — это бич в Божьих руках. Иудеи должны полностью разоружиться перед врагом, открыть ворота города, согласиться на переселение в Вавилон, признать над собой власть Навуходосора.

Так говорит Господь Саваоф: за то, что вы не слушали слов Моих,
вот, Я пошлю и возьму все племена северные, говорит Господь, и пошлю к Навуходоносору, царю Вавилонскому, рабу Моему, и приведу их на землю сию и на жителей ее и на все окрестные народы.
И прекращу у них голос радости и голос веселия, голос жениха и голос невесты, звук жерновов и свет светильника.
И вся земля эта будет пустынею и ужасом; и народы сии будут служить царю Вавилонскому семьдесят лет. (25:8-11)

Такой проповеди иерусалимляне еще не слышали! Это же чистой воды предательство! На этот раз противникам Иеремии удалось бросить его в тюрьму. Не имея возможности лично провозглашать на улицах Иерусалима слово Божье, Иеремия получил важную поддержку от своего друга и соратника, писца Варуха. Иеремия находился в изоляции, но слово его продолжало достигать иудеев в виде папирусных листков, исписанных почерком Варуха. Положение внутри страны и вне ухудшалось с каждым днем. После победы под Кархемисом, вавилонский царь Навуходоносор хотел закрепить преимущество над египтянами и провел успешную военную кампанию, покорив Сирию, Финикию и Иудею. Он потребовал от царя Иоакима отправить к нему на обучение в Вавилон наиболее способных юношей, из которых вавилоняне надеялись воспитать лояльную иудейскую элиту. Среди той группы молодежи находились известные читателям Библии Даниил и три его товарища — Седрах, Мисах и Авденаго. Однако, надежды проегипетской партии в Иерусалиме еще два года заставляли Иоакима метаться между Египтом и Вавилоном. Это был один из самых трудных периодов жизни пророка Иеремии.

Находясь в тюрьме, пророк получил повеление свыше: передать в царский дворец книгу с пророчествами; может быть царь послушает, может быть народ обратится, может быть бессмысленное кровопролитие удастся избежать. Но Иоаким был не из тех, кто мог прислушаться к пророку. Он откровенно презирал Божье слово.
Когда придворные получили свиток пророчеств, они долго не решались прочитать его царю, боясь высочайшего гнева. Но Иоаким, слушая грозные пророчества, демонстративно отрезал от свитка кусок за куском и бросал их в жаровню, пока не уничтожил на огне всю книгу.

“И не убоялись, — пишет Иеремия, — и не разодрали одежд своих ни царь, ни все слуги его, слышавшие все слова сии”. (36:24)

Спустя два года Иеремия был отпущен на свободу. Но тюремное заключение не запугало его. Величайшая сострадательность, которой пророк был преисполнен к народу, заставляла его снова и снова идти на самые отчаянные поступки, после которых приходилось удивляться, что он до сих пор еще не убит.
В один из дней пророческий голос загремел под сводами царского дворца, который так тщательно отстраивал царь Иоаким:

Горе тому, кто строит дом свой неправдою и горницы свои беззаконием, кто заставляет ближнего своего работать даром и не отдает ему платы его…
Думаешь ли ты быть царем, потому что заключил себя в кедр?
Отец твой ел и пил, но производил суд и правду, и потому ему было хорошо.
Он разбирал дело бедного и нищего, и потому ему хорошо было.
Не это ли значит знать Меня? говорит Господь.
Но твои глаза и твое сердце обращены только к твоей корысти
и к пролитию невинной крови,
к тому, чтобы делать притеснение и насилие.
Посему так говорит Господь об Иоакиме, сыне Иосии, царе Иудейском:
не будут оплакивать его: `увы, брат мой!’ и: `увы, сестра!’
Не будут оплакивать его: `увы, государь!’ и: `увы, его величие!’
Ослиным погребением будет он погребен;
вытащат его и бросят далеко за ворота Иерусалима.
(Иеремия 22:15-19)

Неизвестно, каким образом пророк остался в живых после этой речи. Может друзья помогли ему скрыться или Бог совершил чудо? А может быть царь считал его сумасшедшим. В свое время Николаю I удобно было выставить Чаадаева человеком, повредившимся рассудком, а при Советской власти инакомыслящих просто отправляли в психушки. Да и сам Иисус Христос не избежал ярлыка сумасшедшего.

В 598 году Иоаким умер и его место заступил 17-летний сын Иехония. В народе зашевелились новые надежды. Новый царь! Может ныне Господь соблаговолит к нам? Напрасны надежды:

Живу Я, сказал Господь:
если бы Иехония, сын Иоакима, царь Иудейский,
был перстнем на правой руке Моей, то и отсюда Я сорву тебя
и отдам тебя в руки ищущих души твоей
и в руки тех, которых ты боишься,
в руки Навуходоносора, царя Вавилонского (22:24-25).

Год спустя 10 тысяч жителей Иерусалима, лучших мастеров, воинов, представителей иудейской аристократии были переселены в Вавилон: “Никого не осталось, кроме бедного народа земли!” — оставил запись летописец (4Цар.24:14).

Правителем в Иерусалиме стал третий сын Иосии, Матфания или Седекия. Он никогда не претендовал на царскую власть, и если бы не вавилоняне, никто и не думал бы о нем как о царе. Да и сам Седекия был невысокого мнения о себе. На страницах книги пророка мы видим неуверенную личность царя, колеблющегося, не решающегося принять ту или иную сторону, слабовольного, легко поддающегося давлению окружения. А окружение то было ох какое сомнительное. Лучшие умы Иудеи находились в плену в Вавилоне. Оставшиеся придворные не вполне ориентировались в ситуации. Они по привычке надеялись на помощь Египта в борьбе с Навуходоносором! А тут еще в Иерусалим прибыла представительная делегация послов от идумеев, моавитян, аммонитян, правителей Тира и Сидона — практически всех соседних народов — все с той же целью: убедить иерусалимского царя создать анти-вавилонскую коалицию (27:3). Перемены на международной арене привели в возбуждение и местных пророков. Анания из Гаваона, завидев Иеремию в храме, громко стал пророчествовать: “Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: сокрушу ярмо царя Вавилонского!”
“Да будет так, — саркастически ответил Иеремия. — Да сотворит сие Господь! да исполнит Господь слова твои!”
Раздраженный тоном Иеремии, Анания стащил с его шеи деревянный хомут, который тот носил в напоминание о власти Навуходоносора, разбил хомут вдребезги и прокричал в толпу: “Так сокрушу ярмо Навуходоносора, царя Вавилонского, через два года, сняв его с выи всех народов!”
Народ ликовал, а пророку ничего не оставалось делать, как покинуть толпу.

И было слово Господне к Иеремии…:
иди и скажи Анании: так говорит Господь: ты сокрушил ярмо деревянное, и сделаешь вместо него ярмо железное.

И сказал пророк Иеремия пророку Анании: послушай, Анания: Господь тебя не посылал, и ты обнадеживаешь народ сей ложно.
Посему так говорит Господь:
вот, Я сброшу тебя с лица земли;
в этом же году ты умрешь, потому что ты говорил вопреки Господу.

Два месяца спустя Анания умер. (28:1-17)

Седекия не знал, кому верить. Может Иеремия прав, и Анания все придумал, за что его Бог и наказал? А может, смерть Анании просто совпадение, а его пророчество истинное и через два года пленники вернутся из Вавилона?

Из Иерусалима понеслись письма переселенцам, в которых пересказывались обнадеживающие пророчества о скором возвращении. Несчастные пленники были окончательно сбиты с толку, сидели на чемоданах, не знали что делать. В это время Бог показал пророку видение: две корзины с плодами смоковницы. В одной были прекрасные плоды, а другой — совершенно испорченные.

Так говорит Господь, Бог Израилев:
подобно этим смоквам хорошим Я признаю хорошими переселенцев Иудейских,
которых Я послал из сего места в землю Халдейскую;
и обращу на них очи Мои во благо им и возвращу их в землю сию,
и устрою их, а не разорю, и насажу их, а не искореню;
и дам им сердце, чтобы знать Меня,
что Я Господь, и они будут Моим народом, а Я буду их Богом;
ибо они обратятся ко Мне всем сердцем своим.
(Иеремия 24:5-7)

Иеремия написал письмо переселенцам, в котором убеждал их не отчаиваться, верить в грядущее избавление:
Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь,
намерения во благо, а не во зло, чтобы дать вам будущность и надежду.
И взыщете Меня и найдете, если, взыщете всем сердцем…
(29:11-13)

Навуходоносор, обеспокоенный интригами правителей Ближнего Востока, опасаясь уступить Египту контроль над Палестиной, в отправился с огромной армией на юг. В начале 587 года вавилоняне уже они стояли у стен Иерусалима. Седекия впал в отчаяние. «Вопроси о нас Господа, — упрашивал он Иеремию, — может Господь сотворит какое-нибудь чудо, и избавит нас от Навуходоносора?» Но ответ пророка был неизменен:
“Кто останется в этом городе, тот умрет от меча и голода, и язвы,
а кто выйдет и предастся халдеям, тот, будет жив”.
(21:9)

В лихорадочном поиске выхода Седекии показалось, что он нашел причину бедствия. Многие годы богатые иудеи пренебрегали требованием Закона Моисеева каждый седьмой год отпускать на свободу рабов и прощать долги. Бедняки закрепощались на многие годы, теряя имущество, семьи, детей. Осажденные врагом, вельможи согласились заключить перед Богом договор о том, чтобы отпустить на свободу всех таких рабов. И отпустили.

Через несколько дней произошло чудо: вавилонская осада Иерусалима снялась! Оказывается, в тыл вавилонянам ударили отборные отряды египетского фараона Хофры. Вздохнув с облегчением местные богачи… силой вернули себе освобожденных рабов.

Узнав об этом, пророк был вне себя:

Так говорит Господь: вы не послушались Меня в том, чтобы каждый объявил свободу брату своему и ближнему своему; за то вот Я, говорит Господь, объявляю вам свободу подвергнуться мечу, моровой язве и голоду, и отдам вас на озлобление во все царства земли! (34:17)

Иеремия попытался покинуть Иерусалим, чтобы переждать войну на родине, скорее всего в Анафофе или поблизости от него,
Но выйти из города ему не позволили: «Ты хочешь перебежать к халдеям?» — закричали стражники. Пророка жестоко избили и бросили в холодный подвал темницу. Тем временем наверху события разворачивались именно так, как предсказывал Иеремия. Седекия убедился в его правоте и не отказал просьбе пророка перевести его в дворцовую тюрьму. Слова Иеремии по прежнему доходили до народа:
Непременно предан будет, город сей в руки царя вавилонского.
(38:3)
Они страшно раздражали князей так, что те решили покончить с неугомонным пророком.
–Да будет этот человек предан смерти, – попросили они царя, – потому что он ослабляет руки воинов, которые остаются в этом городе, и руки всего народа, говоря к ним такие слова; ибо этот человек не благоденствия желает народу сему, а бедствия.
–Он в ваших руках, – беспомощно ответил Седекия.
Князья опустили Иеремию в смрадную яму, наполненную грязью, умирать от голода и жажды. Когда же об этом узнал евнух Авдемелех, эфиоп и попросил разрешения спасти пророка, Седекия так же апатично согласился и на это. (Иеремия 38:4-10)
Много месяцев длилась осада и наконец 19 июля 587 года халдейские воины ворвались через пробитую брешь на улицы Иерусалима. Седекия был схвачен. Разгневанный Навуходоносор казнил сыновей царя на его глазах, а затем ослепил, чтобы в памяти царя осталась только эта страшная картина. 15 августа город был разрушен. От соломонова храма осталась только черная груда развалин.

ПЛАЧ ИЕРЕМИИ

Бродя на дымящимся развалинам священного города, пророк не мог удержаться от слез.

Как одиноко сидит город, некогда многолюдный!
он стал, как вдова;
великий между народами,
князь над областями сделался данником.
Горько плачет он ночью, и слезы его на ланитах его. Нет у него утешителя из всех, любивших его;
все друзья его изменили ему, сделались врагами ему. (Плач Иеремии 1:1-2)

Сидят на земле безмолвно старцы дщери Сионовой,
посыпали пеплом свои головы,
препоясались вретищем;
опустили к земле головы свои девы Иерусалимские.
Истощились от слез глаза мои,
волнуется во мне внутренность моя,
изливается на землю печень моя от гибели дщери народа моего,
когда дети и грудные младенцы умирают от голода среди городских улиц. (Плач 2:10-11)

Что мне сказать тебе… чтобы утешить тебя, дева, дщерь Сиона? ибо рана твоя велика, как море;
кто может исцелить тебя?
Пророки твои провещали тебе пустое и ложное
и не раскрывали твоего беззакония…
изрекали тебе откровения ложные
и приведшие тебя к изгнанию. (Плач 2:13-14)

Как потускло золото, изменилось золото наилучшее!
камни святилища раскиданы по всем перекресткам. (Плач 4:1)

Князья ее были в ней чище снега, белее молока…
а теперь темнее всего черного лице их…
кожа их прилипла к костям их, стала суха, как дерево…
Руки мягкосердых женщин варили детей своих,
чтобы они были для них пищею
во время гибели дщери народа моего. (Плач 4:7, 10)

Вспомни, Господи, что над нами совершилось;
призри и посмотри на поругание наше. (Плач 5:1)
Обрати нас к Тебе, Господи, и мы обратимся;
Неужели Ты совсем отверг нас,
прогневался на нас безмерно? (Плач 5:21-22)

НАДЕЖДА НОВОГО ЗАВЕТА

Навуходоносор был хорошо осведомлен о внутренней жизни Иудеи и знал, какую роль играл Иеремия. Он приказал не причинять пророку никакого вреда. Тот не был уведен в плен, но дожить годы своей старости на родине ему так и не довелось. Озлобленные поражением, уцелевшие отряды еврейских партизан предпринимали бессмысленные акции возмездия против вавилонской администрации. После очередной жестокой расправы над халдеями, даже лояльно настроенное население, убоявшись мести Навуходоносора, бежало в Египет, принудив идти с собой Иеремию. Пророк пытался уговорить их остаться:
Не боитесь царя вавилонского, ибо Я с вами, —
говорит Господь, — чтобы спасать вас.
(42:11)
Но недоверчивые вожди упрямо шли навстречу своей погибели. Последние годы жизни сердце Иеремии было обращено к переселенцам в Вавилоне. Бог давал ему одно за другим откровения будущего:

Издали явился мне Господь и сказал, —
любовью вечною Я возлюбил тебя,
и потому простер к тебе благоволение.
(51:3)

Наступит время и снова зацветут сады, нальются соком виноградные гроздья, весело зазвучит голос жениха и голос невесты.
Они пошли со слезами, а Я поведу их с утешением;
и изменю печаль их на радость и утешу их,
и обрадую их после скорби их.
(Иеремия 31:9,13)

Но не в этом будет заключаться величайшая радость Израиля.
Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет,
не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской;
тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь.
Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней…:
вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом.
И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить:
`познайте Господа’, ибо все сами будут знать Меня,
от малого до большого, говорит Господь,
потому что Я прощу беззакония их
и грехов их уже не воспомяну более. (Иеремия 31:31-34)

Новый завет… То к чему стремились, чего искали пророки, к чему пытались приникнуть ангелы, открылось пророку, самому многострадальному и сострадательному; открылось на закате его жизни и закат этот стал зарей нового дня человечества.